06.09.2022

Как все начиналось - рассказ от первопроходца

Мы продолжаем короткую серию публикаций, посвященных дню рождения организации. Представляем вашему вниманию рассказ одного из основателей «Детских деревень SOS» Дмитрия Борисовича Белосельского.

Дмитрий Борисович Белосельский, первый директор «Детских деревень SOS» в России стоял у истоков зарождения организации и многие наши Деревни построены при его личном участии и благодаря его активной инициативе. Он поделился своими воспоминаниями о том, как зарождалась и воплощалась идея сделать детей-сирот счастливыми, воспитывая их в семье, а не в стенах госучреждений.

Вот, что рассказывает о своей работе Дмитрий Борисович:
С самого начала у нас была ясная цель – создать в нашей стране детскую организацию с семейным воспитанием по образу и подобию Международных Детских деревень SOS – революционного проекта опеки детей-сирот, успешно работавшего к 1990 году уже в 120 странах.

Модель Детских деревень SOS опрокидывала представление о традиционно-казарменном интернате для детей-сирот: выпускники уже не были «приютскими», не умеющими зажечь газ на плите или постирать себе носки. Дети из Детских деревень SOS были успешно интегрированы в общество, обретали необходимые жизненные навыки и, конечно, испытывали любовь и доверие к воспитавшим их взрослым.

Журналистка «школьного» отдела «Комсомольской правды» Елена Брускова поняла ценность этой идеи для нашей страны, где материнская любовь многие века была баснословной. И уже в позднюю советскую эпоху Елена развернула широкую агитационную кампанию за строительство в СССР SOS-деревни.

Нас, первопроходцев, завораживала гуманность и революционность этого проекта, поскольку в советское время на все детские учреждения была государственная монополия, частных учреждений для детей не существовало. И такая форма организации, где дети смогут жить в настоящей семье с мамой, которая в то же время является и сотрудницей организации, очень сильно отличалась от всего того, что было в нашей стране до этого.

Спустя годы я горжусь тем, что мы смогли заложить основу и сломать систему казенного и бюрократического подхода к воспитанию детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Эффективность и гуманность семейных форм воспитания детей-сирот была ярко продемонстрирована работой российских Детских деревень SOS. Благодаря нам был открыт путь к деинституциализации системы сиротского призрения.

Я восхищаюсь силой и сплоченностью маленького коллектива единомышленников – тех первых сотрудников организации, которые жили для воплощения нашей мечты, работая на запредельных возможностях: ненормированный рабочий день, готовность пожертвовать личным временем и амбициями для общего дела, умение заменить при необходимости другого без всякой личной корысти. На это были способны не все, но те, кто оставались могли сдвинуть с места огромный инерционный каток застывшего мышления в сфере опеки детей-сирот.

Мне отрадно вспоминать, что вокруг нашего проекта сплотилось немало хороших людей. Вообще нужно сказать, что мы получали большую поддержку широкой общественности и государственных структур. Например, большая помощь была оказана нам Любовью Кезиной (в те годы руководителем Департамента образования г. Москвы), Эллой Памфиловой (тогда министром труда и соцзащиты), мэром Москвы Юрием Лужковым, Альбертом Лихановым (руководителем Российского Детского фонда и писателем), Николаем Егоровым (тогда заместителем Л. Кезиной).

Но ведь и малая лепта бабушки-пенсионерки из Томилино, которая принесла нашим первым детям связанные натруженными руками варежки и носки из собачьей шерсти невероятно тронула наши сердца и придала новых сил! Так мы и начинали свой поход за возвращение детства самым обездоленным – детям, покинутым взрослыми.

Спустя столько лет для меня Детские деревни SOS – воплощенная мечта о возможности изменений к лучшему в жизни детей, незаслуженно обиженных судьбой. Всю свою жизнь я был против жестких бюрократических форм в любом их проявлении. Фактически Детские деревни SOS для меня – это дебюрократизация воспитательного процесса. Мы смогли реализовать эту идею и вернуть отверженным радость детства.

Конечно, со временем происходило много перемен внутри организационной работы, но первоначальная цель – воспитание бывших детей-сирот в семье, в любви, безопасности и уюте домашнего очага – осталась и не прекращается ни на день: в шести российских Детских деревнях SOS продолжается филигранная работа мастерской по исправлению детских судеб.
Мне очень хочется, чтобы наша работа продолжалась и дальше.

Хочется, чтобы приемные родители, которые выбрали для себя эту роль, делали бы это по зову сердца, а не из меркантильных побуждений. Чтобы приемными родителями становились люди, которые живут для того, чтобы в нашей стране росли здоровые и счастливые дети.

И здесь Детские деревни SOS со своим огромным накопленным опытом могут и играют уже весьма важную роль: наши программы, вобравшие радость, пот и слезы SOS-матерей, помогают будущим и нынешним приемным родителям в их тяжелом, но святом труде: воспитании достойного гражданина нашей Родины, который обязательно вспомнит о тех, кто вложил в него свою веру, надежду и любовь.

Мне хочется, чтобы наши воспитанники помимо святой любви к России, могли с гордостью сказать своим друзьям-сверстникам: «Отечество нам – Детские деревни SOS!».

И это правда. Потому что достаточно приехать и посмотреть в глаза детей и их родителей, послушать веселый гомон счастливого детства, чтобы осознать, как много было сделано и делается до сих пор. И знать, что во всем этом есть и твоя, пусть маленькая, но заслуга.

Мне бы очень хотелось, чтобы история развития и становления организации «Детские деревни SOS» послужила хорошим примером для всех последующих поколений. Чтобы все знали, что мы – организация человеческих отношений. А именно отношения людей и создают климат общества, где всем, и в первую очередь самым маленьким, уютно и благодатно жить.

Итоги нашей работы можно посмотреть здесь

<<< Возврат к списку



Будьте в курсе наших событий, подпишитесь на новости и акции

Истории
Олеся
Олеся пришла в Детскую деревню когда ей было 9 лет. В то время как другие дети в ее возрасте готовились стать третьеклассниками, Олесю записали в только первый класс: у девочки были проблемы с речью, она не знала буквы, не умела считать