05.11.2013

Интервью SOS-мамы Надежды журналу "Домашний очаг"

Земные ангелы

SOS-мама

«Сейчас у меня семь детей: Игорь (12 лет), Оля (11), сестрички Лиза (6) и Соня (5), Таня (12), Егор (10) и Вова (5). Два месяца назад к нам приехали Таня, Егор и Вова, поэтому сейчас у нас идет притирка друг к другу. Но у нас это процесс мирный.

Самое сложное – обозначить, что детям можно, что нельзя, выстроить границы. Но, если этого не сделать, они перестанут видеть рамки и ограничения. А они им очень нужны!

…Я окончила пединститут в Рязани. Пока была замужем, много ездила с мужем по гарнизонам – он военный. После развода вернулась к маме. 11 лет работала директором школы- интерната для детей-сирот с недостатками в развитии. Но мою школу закрыли. Стала искать работу, поменяла несколько мест. И четко осознала: не хочу работать ради работы. Не нравится мне бумажки с места на место перекладывать. Хочется, чтобы работа приносила моральное удовлетворение. Начала искать вакансии в детских домах, частных школах и тогда-то узнала про деревни- SOS. Позвонила, предложила свою кандидатуру. Прошел год, прежде чем меня приняли на работу.

Когда я пришла в этот дом, здесь жили трое детей. Старшей девочке было 15 лет (сейчас ей 17 и она переехала жить в дом молодежи-SOS), ее брату Игорю 9 лет. И Оля, которой сейчас 11. Они и сейчас живут со мной. Я была уверена, что, имея за плечами 30-летний педагогический опыт, вырастив двух дочерей, справлюсь. Но оказалось не все так просто. В первый год из-за переживаний, что у меня не все получается, потеряла сон. Мне хотелось, чтобы дети меня приняли, мне поверили. Чтобы не думали, что пришла очередная тетя раздавать команды. Был момент, когда хотелось даже написать заявление об уходе… Но через год ситуация выправилась, между нами наладился контакт.

Сложный ребенок

Игорь был очень сложным ребенком: все время плакал, врал, был просто невыносим. Я говорила одно, а он все делал наперекор мне. Поняла, что без помощи специалиста не справлюсь. Приехала психолог Елена Осадчая и сделала невозможное. Сегодня Игорь – другой человек, и мы больше не воюем друг с другом. Сейчас мы большие друзья.

Раньше он ходил в православную школу и ему там было плохо. Каждое утро начиналось с «не хочу», «не буду». Да и я шла на родительские собрания, как двоечница. Я перевела его в обычную школу, здесь, рядом. И он расцвел! Учителя его хвалят, а он перестал врать. …Его злость на мир ушла.

До моего появления Игорь ходил из-под палки в секцию по художественной гимнастике. Там нужно делать болезненные растяжки. А детям-сиротам не рекомендуется заниматься теми видами спорта, в которых необходимо терпеть физическую боль. Ведь они и так испытали серьезную душевную травму. Вместо гимнастики Игорь хотел заняться футболом. Нашла рядом с Томилино бесплатную секцию, тренера попросила внимательнее отнестись к парню… В первый же год тренировок Игоря признали лучшим игроком команды и наградили кубком. Он этого не ожидал, награду домой принес на вытянутых руках. А потом мне признался: «Я в этой гимнастике столько мучился, мне даже грамоту не дали. А здесь и делать-то ничего не надо, бегал в удовольствие, а мне кубок вручили!» Он стал лучшим игроком и на второй год. За все это время ни разу не пропустил тренировку. Вот ради этого я здесь, понимаете?

В мае к нам приехали сестры Лиза и Соня. Они очень воспитанные девочки. В этом, похоже, заслуга их бабушки и прабабушки, о которых сестры часто рассказывают. Их родителей лишили родительских прав за пьянство. А два месяца назад, как я уже сказала, к нам переехали сестра и братья: Таня, Егор и Вова. До Томилино они жили в приюте – их мама тяжело болела и не могла о них заботиться. Папы нет. И уже здесь, у нас, они узнали, что умерла мама… Никто из них слезинки не проронил. Я переживаю, ведь это значит, что горе ушло вглубь, а это плохо. Попросила, чтобы для них прислали психолога. Но сейчас из-за сокращения финансирования австрийским фондом Гмайера такой возможности нет. Ищем российских благотворителей.

Бухгалтерия

На каждого ребенка выделяется 12 тыс. рублей в месяц. Из этой суммы 2000 руб. я могу потратить на одежду. Остальное – на еду. Питание – строго по меню. Я веду бухгалтерию, собираю чеки, чтобы в конце месяца отчитаться. Когда нужно купить что- то дорогостоящее (скажем, зимнюю одежду), перераспределяю затраты, беру что-то из других статей расходов. Это очень похоже на то, как ведется бюджет в обычной семье.


Жизнь SOS-мамы

Сестрички Соня и Лиза первое время все спрашивали меня: «Мы домой не поедем? Мы здесь что, навсегда?» – «Поедете, когда вам исполнится 16 лет». Они: «Нас отпустят? Но мы даже адрес родителей не знаем». Успокоила их: «Узнаем у опеки». Целый месяц малышки обдумывали информацию, считали, когда им будет 16 лет. И когда они осознали, что вернутся домой, успокоились. Положительные эмоции – хорошо, но также важно, чтобы они не испытывали иллюзий, будто я новая мама. Я – мама-воспитатель. Мы вместе, но не всю жизнь, а на какое-то время. Я буду делать все, что в моих силах, для того, чтобы им было хорошо со мной. Но все дети-сироты мечтают о доме и семье. Даже если в прошлом их били и обижали родители. Ведь дом – это дом. SOS-мама должна четко осознавать и понимать это.

Кто-то из детей меня зовет «тетей Надей» и на «ты», Соня и Лиза – мамой и на «вы». 10-летний Егор вообще никак не называет. Пока никак.

Когда я пришла в этот дом, дети шумно выясняли отношения, ругались, ссорились. А сейчас у нас спокойно. Они учатся договариваться и жить в мире. И для меня это самое важное и ценное.

Распорядок нашей жизни, как у многих: школа, уроки, хлопоты по дому, кружки, игры…

По вторникам у нас, SOS-мам, планерки, мы делимся проблемами, мыслями. И знаете, рано или поздно что-то происходит с детьми и с нами. Вдруг мы начинаем чувствовать себя настоящей семьей.

Такая работа – для сильных внутренне людей. Потому что много отдаешь и часто не получаешь ничего взамен. Эффект выгорания. Поэтому и с нами, SOS-мамами, работают психологи. Сюда надо идти, понимая, зачем ты это делаешь. Эта работа – не подвиг и не героизм. Я не жду благодарности или признания. Дети ничего не должны. Тем более приемные. Я пришла сюда сама. Живу здесь. И хочу быть с ними. Вот и все».


В Детских деревнях-SOS - 56 мам. Каждая из них воспитывает 5-7 детей-сирот, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

24 ноября - День Матери. Сделайте подарок SOS-мамам:


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter

<<< Возврат к списку



Будьте в курсе наших событий, подпишитесь на новости и акции

Истории
Олеся
Олеся пришла в Детскую деревню когда ей было 9 лет. В то время как другие дети в ее возрасте готовились стать третьеклассниками, Олесю записали в только первый класс: у девочки были проблемы с речью, она не знала буквы, не умела считать